СМИ о следственном управлении


Один из лучших следователей Урала: «Раскрывать преступления мне помогает служба в армии». Накануне 23 февраля силовик рассказал «КП», как его военное прошлое помогло установить причины взрыва на шахте и вывело на чистую воду фотографа Лошагина. Следователь проходил службу в ВДВ (интернет-издание "Комсомольская правда", 22 февраля 2017 года)

Работа следователя чаще всего ассоциируется с убийствами, кипой бумаг уголовного дела и сложными юридическими терминами. Но мало, кто знает, что силовики перед тем, как встать на службу закона, отдают долг Родине. Прежде чем взяться за раскрытие преступления правоохранители управляют ракетным крейсером, мчатся на танке или с бронежилетом ползут по минному полю. И именно этот опыт помогает в будущем раскрывать сложные уголовные дела, в числе которых и история фотографа Дмитрия Лошагина. Накануне Дня защитника Отечества следователь, занимавшийся громким убийством, рассказал, как служба в армии помогает в его работе.

«ВЗРЫВ В ШАХТЕ НЕВОЗМОЖНО РАСКРЫТЬ БЕЗ СЛУЖБЫ В АРМИИ»

- С раннего детства, сколько себя помню, мечтал служить в Воздушно-десантных войсках, быть настоящим десантником, - рассказал «КП-Екатеринбург» следователь СУ СКР по Свердловской области Андрей Спиридонов. - Примером настоящего мужчины, на которого я всегда равнялся, для меня всегда был мой отец, Николай Спиридонов, который в свои 19 лет ушел служить в советскую армию. И я решил пойти по стопам отца, отправившись служить в ВДВ.

За время службы в армии Андрей Спиридонов научился саперному делу, изучил оружие, стрелял из автомата Калашникова, пулемета и гранатомета. Летал и десантировался с самолетов и вертолетов. Но главное – получил хорошую физическую подготовку и опыт.

-Такая насыщенная служба, безусловно, пригодилась мне в работе следователем, - продолжает Андрей Спиридонов. – Самый яркий пример – это взрыв на шахте «Южная» в Кушве в 2015 году. Туда было направлено много следователей. И была выдвинута версия, что использовался детонирующий шнур. Знание характеристик шнура позволило сделать вывод, что детонировала изначально не сама взрывчатка, а именно шнур. Я проходил двухнедельные курсы саперов. И это мне помогло. Да и в целом знания всего оружия помогает.

«ЛОШАГИН КОСВЕННО ПРИЗНАВАЛСЯ В ПРЕСТУПЛЕНИИ»

Сейчас Андрей Спиридонов работает замруководителя серовского следственного отдела. Ранее же он был сотрудником первого отдела по особо важным делам СУ СКР по Свердловской области. Именно этот отдел занимался раскрытием убийства модели Юлии Лошагиной.
-Я расследовал это уголовное дело первые два месяца, - вспоминает следователь. - Я проводил осмотр и обыск по месту жительства обвиняемого. Нашел фрагмент порванной рубашки, разбитого бокала. В приватной беседе фотограф признавался в совершенном преступлении. В разговоре у него проскальзывали фразы, что мы это не докажем, тут не установим, здесь не найдем. Потому что одно он спрятал, второе выкинул. Из беседы было понятно, что он совершил это преступление. Но как именно он это сделал, он не говорил. Также он не соглашался включать эти показания в протокол допроса.

Силовик признается, что опыт службы в армии помогает ему в раскрытии преступлений Фото: личный архив Андрея Спиридонова. Андрей Спиридонов делится, что служба армии в целом помогает разговорить обвиняемых и подозреваемых.

- Сам факт службы помогает налаживать контакт с участниками уголовного дела, - улыбается силовик. - Следователи всегда ищут общие темы с подозреваемым и обвиняемым. Когда находишь ее, человек открывается. Был у меня обвиняемый, с которым мы поговорили о боевых задачах. После этого человек согласился сотрудничать со следствием. Он мне признался в совершении сексуального преступления с несовершеннолетней, несмотря на то, что по этой статье люди предпочитают молчать. Потому что даже в колониях к таким преступникам плохо относятся. Когда говоришь с человеком по душам, ему проще объяснить преимущество явки с повинной.

К слову, сейчас Андрей Спиридонов продолжает заниматься раскрытием сложных уголовных дел. По его словам, в этом ему всегда помогает опыт службы в армии.

Полный текст статьи доступен по ссылке: http://www.ural.kp.ru/daily/26646/3666058/

_____________________________________________________________________________________________________________________

На Урале готовят бригады «министр – следователь» для работы «в полях»
Для снижения градуса напряженности (интернет-издание «Новый день» от 12.01.2017)

Нежелание чиновников и правоохранителей на местах решать проблемы простых уральцев, кажется, порождает новую волну культа «высокого начальства». К такой мысли пришел корреспондент NDNews.ru, побывав на личном приеме граждан, который провел руководитель СУ СКР по Свердловской области Валерий Задорин. Даже понимая, чем занимаются подчиненные генерала, население идет к нему с непрофильными вопросами, жалуясь на дорогую коммуналку, жилищные и земельные неурядицы. Есть место и конкретным фактам незаконности, которые становятся основой громких коррупционных дел, но поток просто недовольных жизнью, говорит главный следователь области, не иссякает. Чтобы снять градус напряженности, СК предлагает губернатору впредь отправлять со следователями в территории министров и обязать встречаться с населением градоначальников. Подробнее об этом – в репортаже нашего агентства.

«Общение с гражданами – способ выявить латентные нарушения»

Верхняя Пышма, территориальный следственный отдел СКР. К 11 часам здесь ждут генерал-лейтенанта юстиции Валерия Задорина для личного приема граждан. За полчаса до его прибытия в холле начинает собираться народ, среди которого не только местные жители, но и прибывшие из других городов. Генерала вскоре лично встречает руководитель Следственного отдела по Верхней Пышме Александр Блюденов, сопровождает в свой кабинет, который станет на ближайшие три часа ареной для обсуждения вопросов и жалоб граждан. К некоторому удивлению посетителей, Задорин – в полевой генеральской форме темно-зеленого цвета. «Вот ничего себе, может, сразу к нам поедет на месте разбираться с проблемой?», – слышится из толпы чей-то полушутливый комментарий.
Конечно, о поездке «в поля» речи не идет – все вопросы будут решаться в стенах СК, да и времени на разъезды, говорит Задорин, нет – хватит и бесед, коротких среди которых почти не бывает.

– Как часто вы проводите такие встречи? – предваряя мероприятие, спрашиваем мы.

– В территории выезжаю, как правило, три раза в месяц, еще один раз веду прием граждан в областном управлении СКР, проходят также «прямые линии» по телефону. Параллельно ведут свои приемы населения руководители территориальных отделов.

– С какими проблемами к вам обычно идут граждане?

– Темы самые разные – жалобы на работу полиции, на незаконные действия властей, коррупцию. Впрочем, часто граждане обращаются по вопросам, которые не входят в круг нашей компетенции. Одно дело, когда отмечаются недоработки следствия, оспариваются решения наших сотрудников. Я беру это под свой контроль, даю поручения. Если аргументы заслуживают внимания и есть признаки незаконности, принимаем административные меры. Но в случаях, когда речь идет о трудовых, жилищных, земельных вопросах, мы направляем обращения по компетентности в надзорные ведомства, органы власти. Так или иначе, общение с гражданами – это получение новой информации, способ выявить нарушения, которые нередко носят латентный характер.

«Писали Ройзману, ничего не меняется»

В кулуарах следственного отдела оживление – подошли новые заявители. Перекличка показывает, что некоторые хотят разговора с генералом тет-а-тет, без прессы. «Очень личное», – поясняют они. Один из таких – молодой мужчина-юрист – заходит к Валерию Задорину первым. Корреспонденту NDNews.ru он коротко пояснил, что его обращение связано с тем, что подчиненный генерала необоснованно, выходя за рамки своей компетенции, вынес отказ в возбуждении уголовного дела по факту мошенничества против адвоката. К этому обстоятельству он хочет привлечь внимание руководителя областного СК. Привлек. Будут разбираться.

Следующий посетитель – пенсионерка Татьяна Солодовникова из Екатеринбурга. У нее как раз «непрофильный» жилищный вопрос. Женщина добилась правильного указания жилплощади в коммунальных платежках, состоялся по этому вопросу суд. Но теперь выяснилось, что в ряде документов, в числе которых – техпаспорта, имеются признаки фальсификации. «Я написала об этом в Орджоникидзевский следственный отдел, но там отказали в возбуждении уголовного дела. По непонятным мне мотивам. Хочу, чтобы вы разобрались. Подделка документов – это уголовное преступление. И вообще не понятно: у нас ТСЖ «Факел», куда деньги за капремонт идут? У нас там, к слову, 300 тысяч дохода в год. Где они? Нет никаких финансовых отчетов…», – посетовала заявительница.

Задорин заметил на это, что СК действительно нередко сталкивается с «темной» работой УК и ТСЖ, хищением ими средств населения. Но для этого нужны конкретные заявления граждан с указанием фактов. Только после доследственной проверки можно говорить о процессуальном решении и дальнейшем наказании злоумышленников. Что же касается отказа в возбуждении дела по факту вероятной подделки документов, тут генерал пообещал разобраться.

«Вас обязательно пригласят в следственный отдел, и вы сможете ознакомиться со всеми доводами следователя. Ходатайство об этом можете непосредственно направить на имя руководителя СО. Я возьму это на личный контроль, дам работникам задание проверить все», – успокоил пенсионерку Задорин.

На очереди – еще одна пенсионерка из Екатеринбурга Нина Куроедова. Волнуясь и немного запинаясь, женщина рассказывает главному следователю об уничтожении детской площадки и зеленой зоны во дворе 14-этажного дома по улице Индустрии, 35, на месте которых появилась платная автостоянка. Всему виной – переоформление документов на землю после прошедшего межевания. Окончательная документация, утверждает старушка, завизирована экс-мэром города Аркадием Чернецким, при этом граждан оградили от каких-либо согласований…

Повествование вынужденно прерывает Задорин, интересуясь, обращались ли жители в земельный комитет, в главное управление архитектуры? Обжаловались ли действия должностных лиц? Все эти стадии граждане, указывает Куроедова, прошли. Суд указал на законность манипуляций с землей. «О чем тогда тут еще можно говорить? Я не уполномочен решать земельные споры», – говорит следователь.

Посетительница не унимается, продолжает рассказывать историю дома и сетовать на непонятные действия чиновников. И акцентирует внимание на шокирующем факте. «В администрации нет ни одного документа на наш дом, в котором аж 137 квартир! Ни на участок документов, ни акта ввода в строй здания, который возводил около 30 лет назад завод Уралмаш. Мы писали всем – Ройзману, Якобу, депутатам, уже стопка ответов от них, но ничего не меняется! Мы устали, помогите нам!», – с мольбой обратилась пенсионерка.

– Я напишу главе администрации Якобу. Попрошу, чтобы он вновь разобрался в сути вашего вопроса. Чтобы проверили, насколько законно все там, – ответил Задорин.

Следом за Куроедовой в кабинет к следователю зашла еще одна женщина, попросившая прессу удалиться. Спустя 15 минут ее прием был окончен, и со своим вопросом к главе областного СКР зашел последний посетитель – сотрудник местного завода Иван Титаренко.

«Суд, администрация, все кругом повязаны»

Он эмоционально рассказывает Задорину, как у него третьи лица по документам, подписанным экс-главой Верхней Пышмы Владимиром Ляшковым, отобрали участок на улице Ключевской, 3, который ему вместе с домом перешел по наследству от отца. Это выяснилось недавно, когда началось новое обустройство земельного надела. Сначала суд присудил дом законному владельцу, но позже это решение было отменено, обозначился новый собственник. Заявитель поясняет, что история уходит корнями в 90-е годы и озвучивает Задорину очень много бюрократических и иных нюансов. Задачка для решения крайне сложная, с бесчисленными переменными. Ко всему прочему, как говорит Титаренко, ему угрожает местный сотрудник ОБЭП, как-то связанный с новым владельцем участка, на котором появилась производственная база. Тут же звучат фамилии пышминских чиновников. Задорину эти лица знакомы – он вспоминает дело о махинациях с землями, в котором они фигурировали. «У нас в администрации вообще страшные дела творятся. Да и в суде. Такое ощущение, что все друг с другом повязаны», – вторит ему Титаренко.

По заявлению мужчины местные следователи сейчас уже ведут проверку. Но главная загвоздка в том, что вышли все сроки давности – прошло больше 20 лет с событий, закрутивших земельно-имущественный клубок проблем. Не представляется пока возможным и привлечь (если на то будут основания) к ответственности и чиновников за злоупотребление служебным положением. Дело возбудить можно, но его тут же отменит прокурор. Тем не менее, Задорин дает поручение своему следователю, присутствующему при разговоре, провести проверку до конца и принять все возможные меры –провести дополнительные опросы, запросить документы, чтобы хоть как-то констатировать факт нарушений прав человека. Эту резолюцию СКР могут принять во внимание органы власти и служители Фемиды в последующем.

«Мы посмотрим на вашу ситуацию с точки зрения нормативной базы. И после этого продолжим с вами разговор. К тому же если действительно будут признаки незаконности действий чиновников. Вы поймите, что мы не можем просто взять, прийти и отнять у человека землю, как в 1917 году. Надо правильно истолковывать ситуацию, а не по-революционному грабить награбленное. Все должно быть четко в правовом поле», – ответил мужчине главный следователь области.

«Есть предложение к губернатору по министрам…»

На этом прием граждан был закончен, что позволило NDNews.ru задать Задорину еще несколько вопросов.

– Вы знаете, Валерий Юрьевич, хочется провести аналогию с «майорскими» следственными канцеляриями при Петре I, которые разбирали дела от имени самого царя. Разница лишь в том, как правильно подметили как-то наши коллеги, что в наше-то время такой пиетет к высокому начальству говорит лишь о том, что барствует власть «на земле». Вы чуть ли не последняя надежда у простых людей…

– Не хотелось бы драматизировать. Но люди действительно часто не могут достучаться до каких-то чиновников. На местах не решаются вопросы. Поэтому огромное количество жалоб, например, по вопросам ЖКХ, земельным темам. И люди надеются на наш авторитет, на то, что СКР в моем лице более ответственно отнесется к их проблеме. Нас рассматривают как последнюю инстанцию в каких-то случаях. Кому-то просто хочется высказаться, люди откровенно изливают свою боль. И недовольных много. Даже люди, не согласные с тарифами на коммунальные услуги, идут почему-то к нам. Приходится им объяснять профиль деятельности СКР.

– Но бывают и точечные обращения с конкретными сведениями о том, что местная власть, к примеру, проворовалась?

– Есть и такое. Буквально в том году мы привлекали к ответственности главу Среднеуральска и других чиновников за незаконное распределение земель. Все пошло с обращений граждан. Вообще фондирование земель по сомнительным схемам – это больная тема для территорий около Екатеринбурга. По тому же Среднеуральску состоялся приговор суда, обвиняемые были признаны виновными, ситуацию с землей вернули в прежнее состояние.

– В разговорах с заявителями вы не раз отмечали, что каждое обращение ставите на контроль. Сколько вообще таких «контрольных» материалов у вас и насколько действенна эта мера?

– В прошлом году у нас было на расследовании около 6 тысяч уголовных дел. Мы рассмотрели порядка 25 тысяч обращений и 7 тысяч заявлений и жалоб. Из всей этой массы берется на контроль процентов 25-30. Поверьте мне, взятие на контроль – важная составляющая. Впрочем, в некоторых случаях я просто прошу проинформировать меня о том, что сделано. Но что касается личных приемов – тут я обязательно беру на свой контроль и всем заявителям лично даю потом письменные ответы. Если нужно – направляем письма в уполномоченные инстанции, вплоть до губернатора. Доводим до их сведения информацию.

– Ощутимая реакция от правительства области есть?

– По большей части да, реагируют. Есть и продолжительные дискуссии. Вот, к примеру, было дело главы Камышлова о злоупотреблениях при строительстве жилья для малоимущих. Бюджетные средства увели куда-то в сторону. Разбираясь, мы пришли к выводу, что эта ситуация стала возможной из-за ненадлежащего контроля со стороны правительства региона за расходованием финансов. Да, деньги идут на подобные проекты из специальных Фондов, но если бы контроль министерства ЖКХ и министерства социальной защиты был более жестким, ситуации как в Камышлове не было бы. Мы говорим правительству – это бесконтрольность, нам отвечают – это не наша тема, тут вопрос соинвестирования, идут федеральные, областные и муниципальные средства. Долго переписывались, в итоге я написал Евгению Куйвашеву, сказал – возьмите под личный контроль. Он отреагировал, собрал совещание с участием вице-губернатора. Выступил на нем мой заместитель, который курировал тему по Камышлову. Вопросы и наши требования были услышаны.

– В общем, речь идет о необходимости более тесного взаимодействия различных структур…

– 9 января на аппаратном совещании мы обсуждали свои планы на 2017 год, что нового в свою работу привнести. И вот что я вам скажу. Мы намерены выйти с предложением к губернатору по министрам, другим высокопоставленным должностным лицам области, чтобы они с нами ездили на личные приемы в территории. Тот же министр ЖКХ пусть отправится вместе с представителем СК. Вы видели сегодня, что много вопросов по его теме. Пусть слушает, на месте отвечает. Даже если не министры, то главы муниципалитетов. В таком варианте отдача от личных приемов будет гораздо больше. Прокуратура, полиция – эти ведомства ведут свои личные приемы, мы обмениваемся информацией. Теперь хотим привлечь к этому процессу представителей правительства. Не было бы личных приемов населения, такой идеи, может, и не возникло.

Полный текст статьи доступен по ссылке: https://newdaynews.ru/ekb/590932.html

______________________________________________________________________________________________________________

ОБЛАСТНАЯ ГАЗЕТА

Особо важные дела генерала Задорина. Главный следователь области Валерий Задорин каждую неделю проводит личный приём граждан

25 июля 2014, 14:10

Накануне Дня следственного работника мы побывали на личном еженедельном приёме граждан, который (на этот раз — в Реже) вёл руководитель следственного управления Следственного комитета России по Свердловской области генерал-майор юстиции Валерий Задорин. Разговаривали мы с ним о смысле профессии в перерывах между посетителями, которых набралось в тот день семь человек.

– Валерий Юрьевич, с чем идут обычно граждане к главному следователю области?

– Вопросы у людей на самом деле серьёзные: жалобы на плохую работу полиции, на незаконные действия властей, коррупцию, служебные подлоги. И так — по всей области, разница только в остроте и масштабе людских проблем. Только с начала года я лично принял 130 человек, а вместе с заместителями — 974 человека. К нам люди идут адресно, когда уже понимают: на месте всё «зависает», не решается, и нужен разгон от «высокого начальства».

ДОСЬЕ «ОГ»
ЗАДОРИН Валерий Юрьевич Родился 14 августа 1961 года в селе Альменево Курганской области. После окончания Свердловского юридического института работал на прокурорско-следственных должностях в Курганской и Челябинской областях, заместителем прокурора Свердловской области. С 2011 года – в нынешней должности. Награждён именным оружием, нагрудным знаком «Почётный работник прокуратуры Российской Федерации» и знаком отличия «За верность закону» II степени. Женат, двое детей.

–Ну да, всё в наших традициях: «майорские» следственные канцелярии на Руси подчинялись непосредственно Петру I. И они имели большой вес: разбирали ведь дела от имени самого царя. Но в наше-то время такой пиетет к «высокому начальству» говорит лишь о том, что не работает начальство местное, барствует власть «на земле».

–Согласен. Не любит у нас местная власть глядеть в глаза народу, отвечать перед ним. К чиновникам не пробиться. Отсюда вал жалоб на работу ЖКХ, в частности. Поэтому должностные и коррупционные преступления, как особо серьёзные, находятся в нашей подследственности. По той же коррупции с начала года к нам поступило 628 материалов. По 376 из них возбуждены уголовные дела. 130 дел сейчас находятся в судах — в основном это получение и дача взятки. Мы стали активнее выявлять эти преступления, как и налоговые или связанные со злоупотреблениями должностных лиц. Недавно мы раскрыли и передали в суд дело о взятке в 420 тысяч рублей, которую получили два сотрудника налоговой инспекции — Маргарита Шаклеина и Игорь Налимов. Они уменьшили предпринимателю сумму налогов, чем могли бы нанести государству ущерб в пять миллионов рублей. Сейчас уже оба осуждены, лишились свободы на три года и семь лет с выплатой штрафа в 25 миллионов 200 тысяч рублей каждый.

В ТЕМУ
Сегодня в России впервые отмечается День следственного работника. Хотя в прошлом году сотрудники органов следствия отмечали… 300-летие своей профессии.
Так получилось потому, что первая следственная канцелярия на Руси под руководством гвардии майора Михаила Волконского действительно была создана 300 лет назад, и именно 25 июля. А вот вопрос об учреждении современного общего праздника всех следователей назрел только сейчас, и постановление правительства о нём вышло лишь 27 августа прошлого года – когда исторический день прошёл. Так что сегодня мы отмечаем первый (301-й) профессиональный праздник российских следователей. И он един для всех «следаков»: сотрудников Следственного комитета России, следственных подразделений МВД, ФСБ и Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков.

…Здесь вошёл очередной посетитель — как раз «в тему». Специалист режевской горадминистрации Екатерина Папуша рассказывает, что на сотрудников мэрии оказывают давление, влиятельный депутат-предприниматель по липовым документам задарма приобретает в собственность землю, а депутаты городской думы никак не могут избрать главу города: не собирается большинство голосов.

– Вот так мы и работаем, так и живём, — говорит Задорин. — Из-за того, что кто-то делит портфели и должности, не имеем нормальной власти. Боимся призвать к ответу зарвавшегося депутата… (записывает себе названные темы в блокнот для поручений, — прим. ред.). А между тем к административной ответственности можно привлечь депутата любого уровня. Их особый правовой статус имеет значение только когда речь идёт об уголовном преследовании. А за другие правонарушения надо сразу наказывать. За расхищение земель, за нарушение порядка их распределения. Землю все хотят. И наш президент говорит: раздавайте. Но не разбазаривайте! У нас же часто бывает, что муниципалитету нанесён ущерб, надо выставлять иск в суд. А глава администрации почему-то стесняется: нет никакого ущерба… Вот мы сейчас в Верхней Пышме за подобные нарушения привлекаем к ответственности заместителя главы города и руководителя отдела МУГИСО. На севере области, в Ивделе, привлекаем директора лесхоза — незаконно распределял участки. И об этом надо рассказывать, чтобы все знали: мы не просто раскрываем дела, мы обязательно стараемся довести их до суда, добиться наказания виновных.

…Обращаясь к посетительнице: «А по поводу вашего затянувшегося безвластия — я попрошу специалистов администрации губернатора приехать к вам, мобилизовать людей. Нельзя же так жить!»

– Валерий Юрьевич, вы давно работаете в следственных органах. Скажите: как меняется со временем преступность, каковы её сегодняшние векторы?

– Преступность стала более интеллектуальной. Понятно, что мотивом чаще всего является корысть. Но средства добывания неправедных денег становятся всё изощрённей. Очень много попыток ухода от налогов. Однако и раскрывать такие преступления мы стали чаще. Наше управление среди других в России по этому показателю занимает лидирующее положение. Общеуголовных преступлений стало меньше, заказных убийств тоже. Зато изнасилований больше — то там, то тут. Сказывается присутствие мигрантов, которые не привыкли к свободному поведению наших женщин. Но особенно много в последнее время наркопреступлений. Здесь даём очень жёсткие оценки всем, кто причастен. И эффект есть, так же, как и с правонарушениями внутри подразделений МВД. Полицейские стали получать реальные сроки — и ситуация заметно изменилась к лучшему. Проблема экстремизма у нас остро не стоит: работаем вместе с национальными диаспорами и религиозными объединениями. В целом же криминальная динамика такова: если в 90-е годы прошлого века в области регистрировалось до 156 тысяч преступлений в год, то сейчас — около 70 тысяч. В два раза меньше.

Очередной посетитель. Старшая по дому Любовь Кочнева рассказывает: общим собранием жильцов решено было поменять управляющую компанию. Но руководство прежней УК стало мстить жильцам: исчезло контрольное оборудование из подвала. В полицию заявление подали, в прокуратуру тоже. Но учредитель УК — опять-таки депутат гордумы. Компании продолжают делить дом, а вступиться за жильцов некому…

Генерал поручает разобраться в ситуации начальнику режевского следственного отдела Дмитрию Плотникову и комментирует: «У нас много таких управляющих компаний, которые берут деньги, а потом ничего не делают, а ещё и банкротятся. Все это знают, здесь законодатель недоработал. Общими усилиями сейчас пытаемся поправить положение».

Ещё один посетитель — Лариса Шалькова — резко, эмоционально рассказывает главному следователю, что её сына избили на улице. Врачи плохо сработали, полиция только одного нападавшего задержала, он осуждён, а остальные — нет. Почему?!

Задорин уточняет у своего подчинённого, как велось следствие. Обещает лично вникнуть в дело и добавляет заявительнице: «Мне понятна ваша боль. Но давайте ещё раз, без эмоций во всём разберёмся. Да, бывают у нас иногда сложности в оценке действий того или иного фигуранта. Здесь надо понять: не каждое действие образует состав преступления. Поэтому всегда будут довольные и недовольные нами. Но в целом-то система работает. Прокуратура надзирает, правоохранительные органы реагируют. Если есть малейшая зацепка — возбуждаем дела. Преступников выявляем, суды их наказывают. Раскрываемость преступлений в целом выросла. Разберёмся и с вашим делом. Только не стоит горячиться, заявляя, что все куплены и кругом одни негодяи. Люди работают. И вы постоянно под защитой».

Приём закончился только к вечеру, но Валерий Задорин едет совсем не домой. Недаром же он в полевой генеральской форме. Едет на место очередного преступления. Для справки: только за шесть месяцев года сотрудники следственного управления рассмотрели уже 30 373 сообщения граждан о преступлениях. Возбуждено 1 922 уголовных дела. И это — всего на 220 следователей управления. У которых сегодня — праздник.

________________________________________________________________________________________